Дети мои

Дети мои

334
4.81 балла, на основе 309 отзыва

Цены

Описание

“Дети мои” – новый роман Гузель Яхиной, самой яркой дебютантки в истории российской литературы новейшего времени, лауреата премий “Большая книга” и “Ясная Поляна” за бестселлер “Зулейха открывает глаза”.

Поволжье, 1920–1930-е годы. Якоб Бах – российский немец, учитель в колонии Гнаденталь. Он давно отвернулся от мира, растит единственную дочь Анче на уединенном хуторе и пишет волшебные сказки, которые чудесным и трагическим образом воплощаются в реальность.

“В первом романе, стремительно прославившемся и через год после дебюта жившем уже в тридцати переводах и на верху мировых литературных премий, Гузель Яхина швырнула нас в Сибирь и при этом показала татарщину в себе, и в России, и, можно сказать, во всех нас. А теперь она погружает читателя в холодную волжскую воду, в волглый мох и торф, в зыбь и слизь, в Этель−Булгу−Су, и ее «мысль народная», как Волга, глубока, и она прощупывает неметчину в себе, и в России, и, можно сказать, во всех нас. В сюжете вообще-то на первом плане любовь, смерть, и история, и политика, и война, и творчество…”

Отрывок

Киргиз греб молча и пялился на шульмейстера. Лопасти весел резали тяжелую волну – буро-зеленую у берега, постепенно синеющую на глубине. Лодка шла сильными рывками – не замедляясь ни на миг, ни на локоть не отклоняясь от намеченного маршрута. Громадина противоположного берега – белесая каменная стена, густо поросшая поверху темно-зеленым лесом и издали напоминавшая лежащего на воде исполинского змея с зубчатым хребтом, – надвигалась также рывками, неумолимо. Баху в какой-то момент показалось, что движет яликом не усилие киргизовых рук, а сила притяжения, исходящая от гигантской массы камней. Сверху вниз – от хребта и до подножия – склон резали глубокие извилистые трещины. По дну их струилась песчаная пыль, сбегая в воду, и это движение сообщало каменистой поверхности совершенно живой вид: горы дышали. Впечатление усиливалось игрой солнечных лучей, что время от времени скрывались за облаками, – и трещины то наливались фиолетовыми тенями и углублялись, то светлели и становились едва заметны.

Оставить отзыв

Вы оставите сообщение как гость, email будет скрыт

Отзывы

  • Васильева Екатерина 11 декабря 2020 в 12:05
    Комментарий
    Несколько раз я хотела ее бросить, но она меня снова тянула к себе, я снова читала, сильно меня зацепила, в итоге кончилось тем, что села я за компьютер и вот пишу отзыв))) что для меня не свойственно...
    Вообще, я фанат русской классики, стараюсь избегать современных авторов после некоторых неудачных попыток с ними познакомиться. И так случилось, что перед "Дети мои" я как раз читала Льва Толстого. Поэтому, после него, первое впечатление возникло в начале прочтения - это отсутствие глубины мысли, какая-то поверхностность, но при этом претензия на эту глубину есть. Поначалу ко-робили жуткие сравнения автора, например, глаза как переваренные клецки или что-то подобное, жутко передергивало от этого! Ну неужели нельзя было обойтись без этого, без сморщенных картофелин и т.д. Периодически сравнения повторялись в тексте. Не понятна была сцена в начале книги про изобилие еды, мясорубок с фаршем в доме Удо Гримма. По-моему, это подробное описание было лишним. Примерно здесь у меня и возникло первое желание вернуть книгу подруге. Но потом либо я привыкла к тексту, либо сюжет захлестнул, я уже не смогла оторваться. Второй раз хотела бросить книгу где-то в середине, когда почувствовала на себе душевную тяжесть от событий, происходящих с Бахом. Но не бросила.
    В итоге, я рада, что прочитала целиком. Книга заставляет думать, это самое главное. После ее прочтения я потом еще пару дней копа-лась в разных интервью Гузель, читала по теме немцев информацию, зацепила, надо сказать, тема поволжских немцев и вообще немцев на нашей территории. Это, наверное, самое главное!

    Но, роман, сразу скажу, хоть и легко читается, но сам по себе довольно тяжелый. На протяжении всей книги ощущение, будто меня то опускают на самое дно страданий, то снова поднимают наверх к све-ту. Не для слабонервных))))

    Конечно, на одну полку с русскими классиками эту книгу не поставлю, но библиотеку свою все-таки пополню этим экземпляром. Купила себе эту книгу уже после прочтения!
    Плюсы
    качественная историческая основа
    Минусы
    перебарщивание в описаниях, довольно странные, жутковатые сравнения людей с пищевыми продуктами, метафоры не к месту
  • Наталья Горленко 10 декабря 2020 в 20:19
    Комментарий
    В новой книге Яхина продолжает углублять нас в тоталитаризм Советского Союза 30-40 гг прошлого столетия, показывает нам жизнь простого человека. Она такой, своего рода, учитель по истории, географии и политологии. Если в первом романе автор знакомит нас с Зулейхой из татарской глубинки и ее непростой судьбой, где по воле обстоятельств, политического режима и раскулачивания она оказывается на просторах Сибири, то во второй книге автор рассказывает не об одной человеческой судьбе, а о целом народе, о поволжских немцах и всю их жизнь мы видим глазами главного героя, шальмейстера (учителя) Баха. Я до сих пор не знаю и не понимаю, как так же красноречиво описать книгу ибо тот слог и уровень владения русским языком, что представляет нам автор в новой книге, не оставляет мне выбора как просто мычать или лучше стать такой же немой, как персонаж из романа. Наверно это тот случай, когда слова абсолютно излишне, я просто настоятельно советую и рекомендую прочитать «Дети мои». Никакие эпитеты и речевые обороты не смогут передать всю ту наполненность и насыщенность второго романа, так по-мастерски, емко и атмосферно написаного Яхиной. Просто идите и покупайте книгу.
  • романова ирина александровна 12 декабря 2020 в 10:06
    Комментарий
    Яхина написала притчу. Написала волшебно, используя все возможности языка. Примечания, в которых объясняется, что все персонажи реально существовали, я прочла потом. Поэтому в процессе меня умиляли выбранные без особого изыска незатейливые имена героев: Бах, Гримм, Гаусс, Гофман... История семьи в не самые простые для немцев Поволжья времена. Чередование полос жизни - от белоснежных до черных как сажа из адова пекла.
    Но в единое целое притча не сложилась. Параллельная история о Сталине так и осталась параллельной. Легкое и радостное вхождение независимого бунтаря Васьки в детский дом показалось неестественным даже для сказки.
    Две книги Яхиной я прочла, обе замечательные. Но не заметить, что в основе предсказуемые сюжетные линии, невозможно. Если дальше Яхина будет к этому так же нетребовательна, её книги не спасёт даже блестящее владение писательским искусством